цитаты © Оксана Робски «Устрицы под дождем», «Замуж за миллионера» (+К.Собчак), «День счастья завтра», «Жизнь заново»

главная > страница ОСОЗНАННОСТИ > цитатник > ЦИТАТЫ ИЗ КНИГ >
© Оксана Робски «Устрицы под дождем», «Замуж за миллионера» (+К.Собчак), «День счастья завтра», «Жизнь заново»

robsky

Задорно про Рублевку. Хорошо, увлекательно, быстро читается тогда, когда не нужно или не хояется напрягать мозг над чем-то умным :)
© ilonashel

«Устрицы под дождем»

Правильно – это не тогда, когда ты делаешь то, что от тебя ждут другие. Правильно – это когда ты понимаешь, почему это ты делаешь.

Свобода – это когда не надо притворяться перед самой собой. А перед остальными – не важно.

Может быть, просто мир устроен таким образом, что для того, чтобы оказаться с тем единственным человеком, с кем ты хочешь оказаться, от всех остальных надо без оглядки бежать?

Приятно было осознавать, что отвечать она не обязана. Свобода – это когда ты не обязан отвечать. В том числе.

А оттуда полететь на Мальдивы, чтобы подзагореть, и не ходить не модного зеленого цвета. А ходить модного. Розового. В духе времени. Цвета евро.
)))

– Да. Это один из моих любимых фильмов.
– А я знаешь, про что люблю? Про любовь. Только про современную.
– А разве любовь бывает современной и несовременной?
– Конечно. Как шмотки. Или винтажные, или последней коллекции.
– И что такое любовь последней коллекции?
– Это полная противоположность любви винтажной. Отсутствуют: охи и ахи, долгие гуляния под луной до первого поцелуя, обязательства после него, и никаких планов на свадьбу.

Психика – это лабиринт, а в лабиринте всегда есть тупики.

– Хочешь, поищем его?
– Зачем?
– Ну… Может, его на самом деле нет?
Если мы его не найдем, это не значит, что его нет. А ты начнешь доказывать мне обратное.

Автобус, который возит в Ад, не увез туда Олю. Но увез другую девушку. Которая плакала, потому что поссорилась с мамой. Бедная девушка, она ссорилась с мамой, потому что не знала, как это бывает – когда мамы нет рядом. Когда ты целыми днями можешь ходить по городу и воображать себе, что свободна, но потом с горечью понять, что свобода – это что-то другое. Но чем бы она ни оказалась, она никогда не сможет заменить родное лицо. Запах. Ощущение.

Ей захотелось иметь часы. Смотреть на них иногда и всегда знать, сколько времени.
Только она не знала пока – хорошо ли это, всегда знать, сколько времени.
Наверное, хорошо. Тогда минуты, когда ты несчастна, наверное, не будут казаться вечностью. И наоборот, те, которые отсчитывают моменты счастья, не будут казаться секундами.

Вспоминать было и не грустно, и не тяжело. Она ни по кому не скучала и думала обо всех этих людях не потому, что они являли для нее какую-то ценность, а просто потому, что они были в ее жизни.

И вот здесь, в этом парке, увидев глаза незнакомой женщины, Оле вдруг показалось, что любовь где-то близко. Что она сможет хотя бы увидеть ее. Или даже понять.
Для того чтобы когда-нибудь потом, когда все плохое закончится, и она будет свободна и счастлива, и ей повезет, и она сможет испытать настоящую любовь, – чтобы она узнала ее. И не ошиблась. И уже никогда не потеряла.

«Замуж за миллионера» (О.Робски, К.Собчак)

На свете не существует ничего более живучего, чем женские иллюзии.

С точки зрения логики и здравого смысла маниакальное желание большинства женского населения заполучить в мужья олигарха объяснимо не более чем идея сунуть пальцы в вентилятор, а потом долго гадать, почему они не прирастают обратно. Что пальцев можно лишиться, по идее ясно даже младенцу. Однако против женской логики не действуют никакие доводы разума.

«День счастья завтра»

Про таких говорят: «В ней есть стержень». Она смотрела собеседнику прямо в глаза, как будто внутрь, но не искала там изъян, а, наоборот, словно направляла пучок чего-то светлого и доброго.

Человечеству свойственна стадность. А про тех, кто выбивается, говорят, что они — ненормальные. Да здравствуют сумасшедшие! Без них было бы так скучно!

Люди всегда ценят только то, что дается им с трудом.

А при встрече с незнакомыми людьми не надо было бы стараться понравиться: любите меня такой, какая я есть. А я даже специально буду казаться хуже, чем на самом деле. Терпите.

Он забрал у нее машину и перекрыл карты.
У всех у них одинаковые методы. Неужели они в самом деле хотят, чтобы жены возвращались к ним только потому, что нет денег? Это же унизительно!

Сработала давнишняя привычка. Не принимать решений после приема алкоголя. Особенно решений на сексуальную тему. Надо быть леди — лучше лишний раз не дать, чем дать лишний раз.

Мы были как несчастные, замученные жаждой люди, которым дали кипяток. И они дули на него. Они не пили, обжигаясь. Они держали его в руках, и от этого их жажда становилась еще мучительней. Но они медленно дули на кипяток, предчувствуя наслаждение и наслаждаясь этим предчувствием. Какой бы вода ни оказалась на вкус, это будет вкус удовлетворения.

Свет был или нет? Я не помню.
Одежда — это не то, что нужно в такую ночь.
Жадные губы, нежные пальцы. И совсем иногда — слова, их не понимаешь, потому что они вообще ничего не значат. Но в то же время они значат так много!
У каждой ночи есть имя.
Эту ночь звали Страсть.
Капельки пота на висках и бездна, в которую погружаешься вместе. Держась за руки так, что ногти впиваются в кожу. И нежность. Всепоглощающая, бездонная, в которой растворяешься настолько, что не чувствуешь своего тела. Но что может быть важнее своего тела в такую ночь?
Только его тело.

Я выпила валерьянку.
Расплакалась. Меня бросил муж.
Нажала на газ. Не было никакого смысла куда-то ехать.
Я свернула в сторону химчистки. Надо забрать пальто. Потом заехать в магазин, купить стиральный порошок.
Потом застрелиться. Жизнь потеряла всякий смысл.

Наверное, я бы часто поступала по-другому, если бы меня вовремя предупредили, что жизнь похожа на минное поле: когда-нибудь обязательно рванет. Главное, как можно дольше продержаться. И научиться получать при этом удовольствие. Хотя, наверное, хорошо, что не предупредили.

Я поехала в храм, в котором крестили Артема. На Николиной Горе. Очень красивый вид.
Шла служба. Людей было столько, что я еле протиснулась за свечами.
Что они здесь все делают? Может, просто хотят переложить на кого-то ответственность за свою судьбу?

А я была весела и довольна. Мой телефон отключен. Можно придумать себе все, что угодно.
Беды происходят не в пространстве, а в сознании.

«Жизнь заново»

Это была одна из тех ночей, ради которых существует любовь.

Писать было особенно легко. Хотя картина и отличалась от остальных.
Слишком тёмная, слишком пронзительная. Но разве может быть слишком, когда речь идёт о человеческих эмоциях?

– А что это значит? – спросила я. – «Я ищу под ногами солнечный свет. А нашу любовь я ищу в облаках». Вы пережили несчастную любовь?
– Нет, нет и нет! – закричал Владимир. – В том-то и дело, что нет! Потому что все в мире перемешалось, понимаете, Элла? Люди не находят свою любовь, потому что ищут её в облаках. И любовь, и счастье, все! А ведь все это рядом, это окружает нас, это наш мир! Он у нас под ногами!
– А в облаках только солнечный свет?
– Конечно! И ничего не надо менять местами!

– Кстати, я не уверен, что она будет продолжать ему стирать, когда ты здесь поселишься. Стирать ему будешь ты. И себе, Элла. Ты когда-нибудь пробовала стирать?
– Боже, Серёжа…
– Элла, стирать – это ещё хуже, чем игристое вино.