цитаты © Ошо «Храбрость. Радость жить рискуя»

страница ОСОЗНАННОСТИ > цитатник > ЦИТАТЫ ИЗ КНИГ > © Ошо «Храбрость. Радость жить рискуя»

Читать тем, кто в поиске любви, свободы, новизны и свежести жизни. Ну и вообще, расширяет…

**
Не говори, это неопределенность — назови это удивлением.
Не говори, это небезопасность — назови это свободой.

**
Даже Бог, который, по-твоему, обитает где-то на Седьмом Небе, даже он — если он есть — даже он не знает, что будет дальше!.. потому что если бы он знал, что будет дальше, жизнь была бы подделкой, все было бы расписано наперед, предопределено заранее. Как он может знать, что будет дальше, если будущее открыто?

**
Никогда нельзя прийти к точке, в которой ты мог бы сказать: «Теперь я уверен». Если ты говоришь, что уверен, ты просто объявляешь о своей смерти; ты совершил самоубийство.

**
Сама готовность остаться неуверенным суть храбрость. Сама готовность быть в небезопасности суть доверие. Разумен тот, кто остается бдительным в любой ситуации — и откликается на нее всем сердцем.

**
Когда ты идешь в неизвестное, это приводит тебя в трепет. Вновь начинает биться сердце; снова ты жив, всецело жив. Жизнь пульсирует в каждом фибре твоего существа, потому что ты принял вызов неизвестного.

**
Жизнь не слушается твоей логики; она продолжается по-своему, ни о чем не беспокоясь. Жизни должен слушаться ты; она не послушается твоей логики, ее не волнует твоя логика.

**
Именно страх делает тебя рабом — именно страх. Когда ты бесстрашен, ты больше не раб; фактически, именно страх заставляет вас порабощать других, прежде чем они смогут поработить вас.
Человек, который бесстрашен, никого не боится сам и не стремится внушить страх другим.

 
Путь СЕРДЦА

**
Слово «храбрость» очень интересно. Оно происходит от латинского корня «кор» (агнл. courage; лат. cor), что значит «сердце». Слово храбрость происходит от корня коркор означает «сердце», поэтому быть храбрым — значит жить из сердца. Слабаки, только слабаки живут из головы; испуганные, они окружают себя защитой логики.

**
Путь сердца — это путь храбрости. Это значит жить в опасности; это значит жить в любви, в доверии; это значит двигаться в неизвестное. Это значит покинуть прошлое и позволить быть будущему. Храбрость значит: идти опасным путем. Жизнь опасна, и только трусы могут избегать опасности, но тогда они уже мертвы. Человек, который жив, жив по-настоящему, жив до трепета, всегда движется в неизвестное.

**
Что такое твой ум? Это все, что тебе известно. Это прошлое, мертвое, ушедшее. Ум есть не что иное, как накопленное прошлое, память. Сердце есть будущее; сердце — это всегда надежда, сердце всегда где-то в будущем. Голова думает о прошлом, сердце мечтает о будущем.

**
Люди могут посмеяться над тобой; это пойдет им на пользу — смех всегда целебен, полезен для здоровья.
Люди подумают что ты сумасшедший… ты не станешь сумасшедшим только потому, что люди подумают, что ты сумасшедший.

**
Если ты подлинный — в своей радости, в своих слезах, в своем танце, — рано или поздно найдутся люди, которые начнут тебя понимать, которые, может быть, даже присоединятся к каравану. Я сам начинал путь один, затем стали приходить люди, и теперь это всемирный караван! Я никого не приглашал; я просто делал то, что чувствовал, что приходило из сердца.

**
Сама по себе жизнь — это не всегда жизнь. Посмотри на свою жизнь. Можешь ли ты назвать ее благословением? Можешь ли ты назвать ее алтарем, даром существования? Хотел бы ты, чтобы она была тебе дана вновь и вновь?

**
Но не следуй правилам, навязанным другими извне. Никакое навязанное правило не может быть правильным, потому что эти правила изобретены людьми, который хотят тобой править! Да, иногда мир знавал и великих просветленный — Будду, Иисуса, Кришну, Мухаммеда. Она давали миру не правила, они давали миру любовь. Но, рано или поздно, ученики собираются и начинают вырабатывать правила поведения. Лишь только Мастер ушел, лишь только свет померк, оставшись во тьме, они начинают нащупывать правила, которым можно было бы следовать, потому что теперь света, в котором они могли видеть, больше нет. Теперь им приходится опираться на правила.

**
Будда есть Будда, Кришна есть Кришна, А ты есть ты. И ты ни в каком смысле не меньше другого. Уважай себя, уважай свой внутренний голос и следуй ему.

И запомни, я тебе не гарантирую, что он всегда поведет тебя правильно. Много раз он ошибается, ибо прежде чем прийти к нужной двери, человек должен постучать во множество ненужных. Это именно так. Если внезапно ты натыкаешься на правильную дверь, ты не можешь распознать, что она правильна. Поэтому запомни: по большому счету никакое усилие никогда не потрачен впустую; все усилия вносят вклад в высочайший пик, предельную кульминацию твоего роста.

Поэтому не стоит колебаться, не стоит слишком тревожится о том, как бы не пойти в неправильном направлении. Это одна из проблем: людей всегда учат никогда не делать ничего неправильного, и они становятся такими колеблющимися, такими испуганными, так боятся сделать что-то неправильно, что вообще застревают. Они не могут двинуться с места, потому что может случиться что-то неправильное. И они становятся, как камни, теряют свою подвижность.

**
Право сбиться с путь входит в твою свободу, право пойти против — даже против Бога — есть часть твоего достоинства. И иногда красиво пойти даже против Бога. Именно таким образом у тебя вырабатывается внутренний стержень; миллионы людей вокруг совершенно бесхребетны.

**
Забудь обо всем, что тебе говорили: «Это правильно, это неправильно». Жизнь не такая окостеневшая. Правильное сегодня может быть неправильным завтра, неправильное в этом мгновении может быть правильным в следующем. […]

Что я называю правильным? То, что гармонирует с существованием, — правильно; то, что в дисгармонии с существованием, — неправильно. Тебе нужно быть очень бдительным в каждое мгновение, потому что в каждое мгновение придется решать заново.

**
Вот Десять Заповедей — так просто! — и ты знаешь, что правильно, а что — нет. Но жизнь постоянно продолжает меняться. Не думаю, что если Моисей вернется, он даст те же самые десять заповедей — не может быть. Как можно дать те же самые заповеди через три тысячи лет? Ему придется придумать что-то новое.

 
Путь РАЗУМА

**
Человек, который готов пуститься в поиск, называемый истиной, должен быть так же готов совершить много промахов, ошибок — он должен уметь рисковать. Он может сбиться с пути, но именно так он прибывает к назначению. Много, много раз сбиваясь с пути, человек научается не сбиваться с пути. Совершая много ошибок, человек узнает, что такое ошибка и как ее не совершить. Познавая, что такое ошибка, человек подходит ближе и ближе к истине. Это исследование индивидуально; полагаться ни на какие чужие заключения нельзя.

**
Если иной способ познания. Его нельзя назвать «знанием». Он скорее подобен любви, чем знанию. Он так интимен, что слова «знание» недостаточно, чтобы его выразить. Слово «любовь» адекватнее, выразительнее.

**
Мышление может думать об уже известном — пережевывать уже пережеванное. Мышление никогда не может быть оригинальным. Как можно думать о неизвестном? Все, о чем бы ты только не смог подумать. относится к известному. Ты можешь думать только потому, что уже знаешь. Самое большое, мышление может создать новые сочетания. Ты можешь думать о лошади, которая летает по небу и сделана из золота, но в этом нет ничего нового. Ты знаешь птиц, которые летают по небу, ты знаешь золото, ты знаешь лошадей; ты сводишь три компонента вместе.

**
Истина — это опыт, не верование. Истина никогда не приходит в изучении ее; с ней нужно столкнуться лицом к лицу, истине нужно посмотреть в глаза. Человек, собирающий сведения о любви, подобен человеку, который собирает сведения о Гималаях, глядя на карту. Карта — это не гора! И если ты начнешь верить в карту, то навсегда лишишься горы. Если ты станешь слишком одержим картой, гора всегда будет перед тобой, но ты не сможешь ее увидеть.

**
Медитация делает все неопределенным. Медитация приводит тебя в неизвестное, не обозначенное на картах. Медитация мало-помалу приводит тебя к некому растворению, когда наблюдатель и наблюдаемое становятся единым. Это невозможно в науке. Наблюдатель должен быть наблюдателем, наблюдаемое должно быть наблюдаемым, т это четкое разграничение необходимо постоянно поддерживать. Ни на мгновение ты не должен забывать себя; ни на мгновение ты не должен становиться заинтересованным, растворенным, ошеломленным, страстным, любящим в отношении объекта своего наблюдения. Ты должен быть отрешенным, ты должен быть очень холодным — холодным, абсолютно равнодушным. А равнодушие убивает тайну.

Если ты действительно хочешь пережить таинственное, тебе придется открыть в своем существе новые двери.
Я не говорю, что ты должен перестать быть ученым, я просто говорю, что наука может остаться твоей периферийной деятельностью. Находят в лаборатории,будь ученым, но выйдя из лаборатории, забудь о науке. Тогда слушай птиц — и не с научной точки зрения! Смотри на цветы — и не с научной точки зрения, потому что, смотря на розу глазами ученого, ты видишь совершенно другие вещи. Это не та же самая роза, которую переживает поэт.

Переживание не зависит от объекта, переживание зависит от переживающего, от качества переживания.

**
Когда идешь не иди механически, не продолжай это наблюдать — будь этим. Когда танцуешь, не делай это технически; техника не имеет отношения к делу. Ты можешь танцевать технически правильно, но упускать всю радость танца. Раствори себя в танце, стань танцем, забудь о танцующем.

**
Ум ушел, в когда уходит ум, входит тайна.

 
Путь ДОВЕРИЯ

**
Доверие есть вершина разума. Почему люди не доверяют? — потому что они не доверяют своему разуму. Они боятся, боятся, что их обманут. Они боятся; вот почему они сомневаются. Сомнение исходит из страха. Сомнение — вот своего рода неуверенность в нашем собственном разуме. Ты не настолько уверен, чтобы доверять, чтобы идти в доверие. Для доверия требуется разум, храбрость, цельность. Чтобы идти в доверие, нужно велико сердце. Если у тебя достаточно разума, ты защищаешь себя сомнением.
Если у тебя есть разум, ты готов идти в неизвестное, потому что знаешь, что даже если весь известный мир исчезнет, и ты останешься в неизвестном, то сможешь там обосноваться. Ты сможешь найти дом там, в неизвестном. Ты доверяешь своему разуму. Сомнение всегда остается открытым, потому что разум знает: «Что бы ни случилось, я смогу принять вызов, я смогу адекватно ответить». Посредственный ум не имеет такого доверия к себе. Знание посредственно.
Быть в состоянии не-знания есть разум, осознанность — и ничто не скапливается.

**
Не пытайся понять жизнь. Живи ее! Не пытайся понять любовь. Двигайся в любовь.

**
Никогда не верь. Если не можешь доверять, сомневайся, потом что в сомнении заложена возможность того, что однажды возникнет доверие.

**
Ты веришь в Бога; твой бизнес идет плохо, и внезапно возникает недоверие. Ты говоришь: «Я не верю, я не могу верить в Бога». Ты веришь в Бога, и умирает твой любимый, и всплывает недоверие. Ты веришь в Бога, и только из-за смерти любимого эта вера разрушена? Она немногого стоит. Доверие никогда не может быть разрушено — есть оно есть, ничто не может его разрушить. Ничто, абсолютно ничто не может его разрушить.
Поэтому помни: есть огромная разница между доверием и верованием. Доверие лично; верование общественно. До доверия ты должен дорасти; в веровании ты можешь оставаться, кем бы ты ни был, верование может быть навязано любому.

**
Доверие не может быть «внушенным» — никогда не пытайся себе его внушить; это делало все человечество. Насажденное извне доверие становится верованием. Найди доверие в себе, не бери его снаружи. Иди глубже в свое существо, к самому источнику своего существа, и обнаружь его.

**
Когда я употребляю слово «доверие», я подразумеваю глаза твоего сердца.
Когда я употребляю слово «сомнение», я подразумеваю ноги твоего интеллекта.
Вместе они выберутся из огня; нет никаких проблем. Но помни: интеллект должен усадить сердце себе на плечи и понести. Должен. У сердца нет ног, лишь только глаза, а интеллект должен прислушаться к сердцу и следовать его указаниям.
В руках сердца интеллект становится разумным. Это трансформация, тотальная трансформация энергии. Тогда человек становится не интеллектуалом, он просто становится мудрым.

 
Путь НЕВИННОСТИ

**
Без собственности, успеха, славы кто ты такой? Ты не знаешь. Ты — твое имя, твоя слава, твой престиж, твоя власть. Но помимо всего этого, кто ты? Вся эта собственность становится твоим отождествлением. Она дает тебе ложное чувство существа. Это эго.

**
Эго — не нечто таинственное, это простое явление. Ты не знаешь, кто ты, а жить, не зная, кто ты, невозможно. Если я не знаю, кто я, что я здесь делаю? Все, что я делаю, становится бессмысленным. Первое и самое главное — это знать, кто я такой. Может быть, тогда я смогу сделать что-то, что удовлетворит мою природу, сделает меня состоявшимся, приведет меня домой.
Но если я не знаю, кто я такой, и продолжаю что-то делать, как мне удастся достичь того, к чему была предназначена моя природа, куда меня должна была привести моя природа? Я бегаю туда-сюда, но никогда не достигну точки, где смогу сказать: «Теперь я прибыл, вот место, которое я искал».

**
Если ты посмотришь на маленького ребенка, новорожденного ребенка, то увидишь, что он начал что-то нащупывать: его руки пытаются что-то найти. Он начал путешествие.

**
Если положить весь мир на одну чашу весов, а его цельность — на другую, его цельность будет иметь больший вес, большую ценность. У ребенка нет никакого способа это узнать. В этом проблема, потому что то, что у него есть, просто есть. Он принимает это как должное.

**
Фактически только дураки дают советы, и только дураки их принимают. Мудрые люди очень неохотно дают советы, потому что мудрый человек знает, что единственное, что в мире дается бесплатно, — это совет, и единственное, что никто не берет, — это совет. Зачем напрасно беспокоиться?
Мудрый человек сначала готовит тебя к тому, чтобы принять совет. Он не просто дает совет; ты должен быть к нему готов. Годы могут потребоваться, чтобы подготовить почву, и лишь тогда можно посеять семена. Только дурак будет разбрасывать семена на камни и скалы, не беспокоясь о том, что растрачивает их впустую.

**
— Как ты себя чувствуешь? — спросил Мулла. — Ощущается ли покой ума?
— Да, мне очень спокойно, — ответил богатый человек. — Ты странный человек, и у тебя странные методы.
— Никаких странных методов — простая математика. Все, что у тебя есть, ты начинаешь принимать, как должное. Нужно просто дать тебе возможность это потерять; тотчас же ты осознаешь, что потерял.

**
Действуй без всякой воли, направления или импульса из прошлого — а это значит действовать медитативно. Действуй спонтанно. Позволь решать мгновению.
Не навязывай решение, потому что решение будет исходить из прошлого, а это разрушит новое. Просто действуй в мгновении, как ребенок. Полностью оставь себя ради мгновения — и каждый день ты будешь находить новые двери, новый свет, новое прозрение.

**
Нужно понять многие вещи, иначе будет трудно выбраться из несчастья. Вот первое: никто тебя в нем не держит, именно ты решил остаться в тюрьме несчастья. Никто никого не держит. Человек, готовый выйти, может сделать это в любое мгновение. Никто другой не ответственен. Если человек несчастен, он за это ответственен, но несчастный человек никогда не принимает ответственности — это его способ оставаться несчастным. Он говорит: «Это кто-то другой делает меня несчастным».
Ели то-то другой делает тебя несчастным, естественно, что ты можешь сделать? если ты делаешь себя несчастным, что-то можно сделать…

**
Человек действительно становится человеком, когда он принимает полную ответственность — кем бы он ни был, он за это ответственен.

**
Никто, никакая другая сила не делает это с тобой. Это ты и только ты. В этом вся философия кармы — это твое действие; «карма» означает действие. Ты это сделал, ты можешь это переделать. И не нужно ничего ждать, не нужно ничего откладывать. Времени не нужно, ты можешь просто выпрыгнуть из этого!

 
Храбрость ЛЮБВИ

**
Свет существует; удали свет — появится темнота.
Темноты не существует; удалить темноту нельзя
. Делай, что хочешь, но темноты тебе не удалить. Ты не можешь ее принести, не можешь ее изгнать. Если хочешь сделать что-то с темнотой, тебе придется сделать что-то со светом, потому что ты можешь установить контакт лишь с тем, что существует. Выключи свет — и вот темнота; включи свет — и темноты нет, но ты делаешь что-то со светом. С темнотой ничего нельзя сделать.
Страх есть темнота. Это отсутствие любви. […]
Сделай что-то с любовью, забудь о страхе. Если ты хорошо любишь, страх исчезнет. Если ты любишь глубоко, страха не найти.

Когда ты был в кого-то влюблен, даже на одно мгновение, был ли какой-то страх? Его никогда не бывает в отношениях, когда, хотя бы на одно мгновение, двое пребывают в глубокой любви, и происходит встреча, они обращены друг к другу — в это мгновение никогда не бывает страха. Точно так, когда свет горит, темноты нет — вот тайный ключ: больше любви.
Если ты чувствуешь страх в своем существе, больше люби. Будь храбрым в любви, наберись храбрости. Будь искателем приключений в любви; люби больше и люби безусловно, потому что чем больше ты любишь, тем меньше будет страха.

**
И когда я говорю: люби, я имею в виду все четыре слоя любви, от секса до самадхи.
Люби глубоко.
Если ты любишь глубоко в сексуальных отношениях, много страха исчезнет из тела. Если тело дрожит от страха, это страх секса; ты не был в глубоких сексуальных отношениях. Твое тело дрожит, твое тело не расслаблено, не дома. […]
Глубокий сексуальный оргазм дает телу ощущение, что оно — как дома. Глубокое, глубокое здоровье случается с телом, потому что тело чувствует себя целым.

**
Затем второй шаг — любовь. Люби людей — люби безусловно. Если у тебя в уме есть какие-то условия, ты не сможешь любить; эти условия станут преградами.

**
Любовь — это безбрежное небо! Ты не можешь втиснуть ее в узкое пространство, обусловленное, ограниченное. Если ты принесешь в дом свежий воздух и закупоришь его со всех сторон: закроешь все окна, закроешь все двери, — вскоре он станет затхлым. Когда бы ни случилась любовь — это часть свободы; скоро ты принесешь этот свежий воздух в дом, и все станет затхлым, грязным.

**
Когда ты влюбляешься, кто-то выглядит красивым, потому что в эти мгновения ты не ставишь никаких условий. Два человека движутся рядом без условий. Как только они фиксируются, как только начинают принимать друг друга как должное, навязываются условия: «Ты должен быть вот таким, ты должен вести себя вот так, только тогда я буду любить», — любовь становится сделкой.
Когда ты не любишь из полноты своего сердца, ты торгуешься. Ты хочешь заставить другого человека что-то для тебя сделать, лишь тогда ты можешь любить; иначе, ты предаешь свою любовь. Теперь ты используешь любовь как наказание, как карательную меру, но не любишь. Ты либо пытаешься удержать любовь, либо отдаешь любовь, но в обоих случаях любовь — это не цель, целью является что-то другое.

**
Твоя любовь благотворна для тебя, не только для других. Прежде всего, она помогает тем, кто любит. Во-вторых, она помогает тем, кого любят.

**
Люди приходят ко мне, они всегда говорят: «Другой меня не любит». Никто не приходит и не говорит: «Я не люблю другого» Любовь стала требованием: «Другой меня не любит». Забудь о другом! Любовь — это такое красивое явление, и если ты любишь, ты будешь им наслаждаться.
И чем больше ты любишь, тем более будешь привлекателен для любви. Чем меньше ты любишь, чем больше требуешь, чтобы тебя любили другие, тем менее и менее ты привлекателен для любви, тем более ты закрыт, ограничен эго. И ты станешь недотрогой — даже если кто-то приблизится, ты испугаешься, потому что в каждой любви есть возможность юыть отвергнутым, покинутым.

**
Пусть это будет определением страха: состояние вне связи с существованием есть страх.

**Общество не допускает любви, потому что, если человек действительно влюблен, им нельзя манипулировать.

**
Если ты хорошо меня понял, отбрось все страхи и люби больше — и люби без условий. Не думай, что ты делаешь что-то для другого, когда любишь; ты делаешь что-то для себя. Когда ты любишь, это благотворно для тебя. Не жди; не говори, что когда другие будут любить, будешь любить и ты, — суть совершенно не в этом.
Заботься о себе. Любовь заботится о себе.

Вот четыре стадии любви, и в каждой стадии страх будет все более исчезать. Если случится красивый секс, страх исчезнет из тела. Тело не будет невротичным. Обычно — я видел тысячи тел — тела невротичны, тела сошли с ума… Не осуществленные, не как дома.
Если случится любовь, страх исчезнет из ума. Ты будешь жить жизнью свободы, расслабленный, как дома. Не будет никакого страха, никаких кошмарных снов.
Если случится молитва, страх исчезнет полностью, потому что в молитве ты сливаешься воедино — ты начинаешь чувствовать взаимосвязь с целым. Страх исчезает из духа; страх смерти исчезает, когда ты в молитве, не раньше.
А когда ты медитируешь, исчезает даже бесстрашие. Страх исчезает, бесстрашие исчезает. Ничего не остается. Или остается лишь ничто. Безграничная чистота, девственность, невинность.

**
Любовь — не отношения. Любовь — это состояние бытия.

**
Страх — это противоположность любви. Помни, не ненависть противоположна любви, как думают люди. Ненависть — это любовь вверх ногами, не противоположность любви. Настоящая противоположность любви — страх.

**
Каждый из людей выражает одно из лиц Бога.

**
Любовь очень редка. Встретить человека в его центре — значит претерпеть революцию, потому что если ты хочешь встретить человека в самом его центре, тебе придется позволить и ему проникнуть к тебе центр. Тебе придется стать уязвимым, абсолютно уязвимым, открытым.

**
Даже мужья и жены, которые, может быть, прожили вместе много лет, могут быть просто знакомыми. Они могут так и не встретить друг друга. И чем дольше ты с кем-то живешь, тем больше забываешь, то центры остались неизвестными.

Поэтому первое, что нужно понять: не принимай знакомство за любовь. Вы можете заниматься любовью, можете быть связаны сексуально, но секс перифериен. Пока не встретились центры, секс — это просто встреча двух тел.

**
[…] человек, который живет здесь и сейчас. Это пирожное восхитительно. даже смерть не важна. Следующее мгновение бессмысленно. В это мгновение пирожное восхитительно. Если ты можешь быть в этом мгновении, в настоящем мгновении, в этом настоящем, в этом изобилии, лишь тогда ты можешь любить.

**
И помни, если ты позволишь кому-нибудь другому проникнуть в себя глубоко, другой позволит тебе проникнуть глубоко в себя, потому что когда ты позволяешь кому-то проникнуть в себя, это создает доверие. Когда ты не боишься, другой становится бесстрашным.

**
Медитируй на это. И тогда позволь другому войти в себя, пригласи другого войти. Не создавай никаких препятствий; пусть проход будет открытым, без всяких замков, без дверей; пусть в тебе не будет никаких закрытых дверей. Тогда любовь возможна.

Когда встречаются два центра — это любовь. Любовь — это алхимическое явление — точно как водород и кислород, встречаясь, создают новое явление — воду. Может быть, у тебя есть кислород, а у другого — водород, но если вы испытываете жажду, они будут бесполезны. у тебя может быть сколько угодно кислорода, сколько угодно водорода, но жажда не уйдет.

Когда встречаются два центра, создается нечто новое. Это новое и есть любовь. Она точно подобна воде; жажда многий, многих жизней утолена. Внезапно ты удовлетворен. Это видимый признак любви: ты становишься удовлетворенным, словно достиг всего. Теперь нечего достигать; ты достиг цели. Дальнейшей цели нет; предназначение исполнено. Семя стало цветком, пришло к полному цветению.

Глубокая удовлетворенность есть видимый признак любви. Когда человек влюблен, он в полной удовлетворенности. Любовь нельзя увидеть, но удовлетворенность, глубокая исполненность, окружающая его… в каждом дыхании, в каждом движении, в самом его существе — удовлетворенность.

Ты можешь удивиться, когда я скажу, что любовь делает тебя не-желающим, но желание приходит от неудовлетворенности. Ты желаешь, потому что у тебя нет. Ты желаешь, потому что думаешь, что если у тебя что-то будет, это даст тебе удовлетворенность. Желание приходит из неудовлетворенности.

Когда есть любовь, и два центра встретились, растворились и слились, и родилось новое алхимическое качество, есть удовлетворенность. Будто бы все существование остановилось — никакого движения. Тогда настоящее мгновение — единственное мгновение. И тогда ты можешь сказать: «Ах, это пирожное восхитительно». Даже смерть ничего не значит для человека, который влюблен.

*************
Если ты действительно любишь человека, ты даешь ему безграничный простор. Само твое существо будет просто пространством, с которым он мог бы расти.

**
У ума есть полезное применение, но это применение — во внешнем мире. Во внутреннем мире он просто неуместен.

**
Ум является фактором, заставляющим людей быть закрытыми. Ум очень боится раскрытия, потому что ум по своему существу основан на страхе. Чем более человек бесстрашен, тем менее он пользуется умом. Чем более человек испуган, тем более он пользуется умом.
Может быть, ты замечал, что, когда ты испуган, когда в тебе есть тревога, когда тебя что-то беспокоит, ум приходит в твой фокус. Когда ты встревожен, ума слишком много. Когда ты спокоен, ума не так много.

**
Медитация — это не что иное, как создание ситуации, когда у ума все меньше и меньше забот.

**
[…] у женщин больше потенциал любви. […] А если какой-то потенциал остается в зависшем состоянии, он обращается в свою противоположность. Он может стать ревностью; это тоже часть страха. Он может стать стремлением к обладанию; это тоже часть страха. Он может стать даже ненавистью; это тоже часть страха.

**
Смелость не значит бесстрашие. Если кто-то бесстрашен, его нельзя назвать смелым. Нельзя назвать смелой машину; смелость существует только в океане страха, смелость — это остров в океане страха.

**
Величайший страх возникает, когда ты движешься в любовь. Страх охватывает твою душу, потому что любить — значит умереть, умереть в другом. Это смерть и гораздо более глубокая, чем обычная смерть. В обычной смерти умирает только тело; в смерти любви умирает эго. Чтобы любить нужна великая храбрость. Человек должен быть способен идти в любовь несмотря на все собирающиеся вокруг него страхи.

**
Только пламя любви дает тебе зрелость.

**
Любовь — это естественное состояние сознание. Это ни легко, ни трудно; эти слова совершенно неприменимы. Это не усилие, поэтому это не может быть ни легким, ни трудным. Это подобно дыханию! Это подобно биению твоего сердца, циркуляция крови в теле.

**
Любовь опасна, потому что она делает тебя индивидуальностью. А государство и церковь… они не хотят индивидуальностей, совершенно не хотят. Они не хотят человеческий существ, они хотят овец.

**
Больной человек от всех получает сочувствие; никто его не обижает, все очень заботливы в том, что говорят, потому что он так болен. Он остается в фокусе, в центре внимания — семья, друзей, он становится центральным человеком, он становится важным. Если он слишком привяжется к этой важности, к этому осуществлению эго, он никогда больше не захочет быть здоровым. Он будет сам цепляться за болезнь. Психологи говорят, что многие люди цепляются за болезни из-за преимуществ, которые имеет больной. И они так долго и так много вкладывали в свои болезни, что совершенно забыли, что цепляются за эти болезни. Они боятся, что если будут совершенно здоровыми, снова станут никем.

Вы учите и этому. Когда маленький ребенок болеет, вся семья становится внимательной. Это абсолютно ненаучно. Когда ребенок болеет, позаботьтесь о его теле, но не уделяйте ему слишком много внимания. Это опасно, потому что болезнь и внимание станут ассоциироваться друг с другом… что неизбежно произойдет, если это повторяется снова и снова. Как только ребенок заболевает, он становится центром всей семьи: папа приходит, садится рядом и спрашивает, как он себя чувствует, приходит доктор, приходят соседи, приходят друзья, люди приносят ему подарки… теперь он может слишком привязаться ко всему этому; это может быть так питательно для эго, что он может не захотеть выздоравливать. Если это происходит, быть здоровым невозможно. Теперь не поможет никакое лекарство. Человек решительно посвящает себя болезни. И именно это случилось со многими людьми — с большинством.

**
Когда ты ненавидишь, твое эго удовлетворено. Эго может существовать, только если оно ненавидит, потому что в ненависти ты чувствуешь свое превосходство, в ненависти ты чувствуешь себя отделенным, в ненависти ты становишься определенным. В ненависти ты получаешь определенное отождествление. В любви эго должно исчезнуть. В любви ты больше не отделен — любовь помогает тебе раствориться и смешаться с другим. Это встреча и слияние.

**
Для любви нужна огромная храбрость, потому что она требует принести в жертву эго.

**
Лишь те, кто готов стать ничем, совершенно опустошиться от себя, способны принять lар любви от запредельного.

**
ЭГО есть трусость. Трусость — не часть эго, это эгоцеликом. И это неизбежно так, потому что эго живет в постоянном страхе разоблачения: оно пусто внутри, оно не существует; это только видимость, не реальность.

**
ЭГО — это несуществующее явление; люди, которые от него дальше, могут его почувствовать, увидеть, могут быть ранены им. Твоя единственная забота — в том, чтобы она не подошли слишком близко. Каждый держит всех остальных на расстоянии, потому что позволить людям подойти слишком близко значит раскрыть двери своей пустоты.

Эго не существует. А ты так отождествлен с эго, что смерть эго, исчезновение эго ощущается как твоя собственная смерть. Это не так; напротив, когда эго умирает, ты узнаешь свою реальность, свое настоящее существо.

Эгоист будет трусливым. Он никому не сможет позволить никакой близости — никакой дружбы, любви, даже компании.

 
Отделись от ТОЛПЫ

**
Не беспокойся, потому что то, что исчезает, стоит того, чтобы позволить ему исчезнуть. Бессмысленно за него цепляться — это не твое,это не ты.

**
[…] чтобы быть индивидуальностью: «Неважно, даже если весь мир против меня. Единственное, что важно, это чтобы мой опыт был подлинным. Я не смотрю на числа, на то, сколько человек на моей стороне. Я смотрю на подлинность моего опыта — повторяю ли я чьи-то слова, как попугай, или источник моих слов лежит в моем собственном опыте. Если это мой собственный опыт, если это часть моей плоти и крови, тогда весь мир может быть на противоположной стороне; все равно я прав, а все они не правы. Это неважно, мне не нужно их голосование, чтобы почувствовать себя правым. Лишь люди, носящие с собой мнения других, нуждаются в поддержке других.

**
Это внутренний смысл! Только ты знаешь. Никто другой не знает. Снаружи это незаметно. Когда у тебя болит голова, только ты это знаешь, — этого нельзя доказать. Когда ты счастлив, только ты это знаешь, — ты не можешь этого доказать. Ты не можешь выложить это на стол, чтобы все могли увидеть, расчленить, проанализировать.
Фактически, внутренний смысл настолько внутренний, что нельзя даже доказать, что он существует.

**
Бог — это не личность, но определенное состояние хорошего самочувствия, предельное ощущение бытия дома, предельное чувство: «Я принадлежу этому миру, а этот мир принадлежит мне. Я здесь не чужой, не пришелец». Это предельное чувство — экзистенциальное: «Это целое и я неразделимы». Этот опыт и есть Бог. Но это существование возможно, лишь если ты позволяешь действовать внутреннему смыслу.

**
Именно через внутренний смысл познается Бог.
Есть шесть чувств:пять снаружи; они говорят тебе о мире. Глаза говорят что-то о свете; без глаз ты не знал бы света. Уши говорят что-то о звуке; без ушей ты не знал бы ничего о звуке. Есть шестое чувство, внутренний смысл, которое показывает и говорит тебе о тебе и предельном источнике вещей. Это чувство нужно открыть заново.
Медитация есть не что иное, как обнаружение внутреннего смысла.

**
И под «Богом» совершенно не подразумевается какой-то человек, Бог просто означает всю Вселенную.

**
Ни во что не вписываться значит быть индивидуальностью.
Вписываться в установленный режим значит утратить свою индивидуальность. А это весь твой мир.
В то мгновение, когда ты идешь на компромисс и теряешь индивидуальность, ты потерял все. Ты совершил самоубийство. Люди, которые вписываются в мир, это люди, разрушившие себя.
Все великие имена в истории человечества были «выпавшими» из своих обществ. Все люди, внесшие вклад в счастье человека и красоту Земли, ни во что не вписывались. Это бесценное качество.

**
В то мгновение, когда ты понимаешь, что что-то неправильно, даже если весь мир чувствует, что это правильно, это неправильно для тебя. Тогда держи свою позицию = это даст тебе стамину, силу, определенную цельность.

**
Не вписываться не значит быть эгоистом. Если ты эгоист, рано или поздно ты пойдешь на компромисс. Когда ты найдешь любую группу людей, любое общество, любую страну, которая поможет тебе быть более эгоистичным, ты немедленно впишешься в это общество. Настоящий «невписывающийся» — это скромный человек, вот почему никто не может его поглотить. Он свободен, потому что он свободен от эго.

**
Послушный ребенок становится просто обычной толпой.

**
Я постоянно жил, ни во что не вписываясь, я наслаждался этим, каждым дюймом, каждой каплей. Это такое красивое путешествие: просто быть самим собой.

**
Никогда не мысли в терминах СВОБОДЫ ОТ; пусть СВОБОДА всегда будет ДЛЯ. И разница безгранична, огромна. Будь свободным для Бога, будь свободным для истины, но не думай, что ты хочешь быть свободным от толпы, свободным от церкви, свободным от того или другого. Ты, может быть, сможешь однажды уйти в сторону, но никогда не будешь свободным, никогда. Это будет какого-о рода подавление.

**
Просто будь тем, кто ты есть, и не заботься ни капли о мире. Тогда ты почувствуешь безмерное расслабление и глубокий мир в сердце. Вот что люди дзэн называют «оригинальным лицом» — в расслаблении, без напряжений, без притворства, без лицемерия, без так называемых дисциплин в поведении.
И помни, оригинальное лицо — это красивое поэтическое выражение, но это не значит, что твое лицо будет другим. То же самое лицо утратит напряжение, то же самое лицо будет расслабленным, то же самое лицо будет не-судящим, то же самое лицо не будет считать других низшими. То же самое лицо с этими ценностями будет твоим оригинальным лицом.
[…]
Оригинальное лицо просто означает, что тобой не движут никакого рода мораль, религия, общество, родители, учителя, священники, что тобой никто не помыкает. Просто живя жизнь согласно своему внутреннему смыслу — у тебя есть здравый смысл, — ты получишь оригинальное лицо.

 
Радость жить опасно

**
Храбрые идут напропалую. Они ищут опасных возможностей. Их жизненная философия — не философия страховых компаний. Их жизненная философия — философия скалолаза, каскадера, серфера.

**
[…] когда ты просто висишь между жизнью и смертью. Тогда нет никакой скуки, тогда нет никакой пыли прошлого, никакого желания будущего. Тогда настоящее мгновение очень остро, подобно пламени. Этого достаточно — ты живешь в здесь и сейчас.

**
Когда я говорю тебе: живи опасно, я имею в виду не только телесный риск, но и психологический, и, в конце концов, духовный риск. Это значит идти к тем высотам, откуда может не быть возврата. В этом смысл термина Будды — анагамин — тот, кто никогда не возвращается. Это значит подняться на такую высоту, в точку, откуда нет возврата… человек просто теряется. Он никогда не возвращается обратно.

**
Работай — работа нужна, но не позволяй работе стать твоей единственной жизнью. Игра должна оставаться в твоей жизни, быть центром твоей жизни. Работа должна быть средством к этой игре. Работай в офисе, работай на фабрике, работай в магазине, но только чтобы было время, возможность играть. Не позволяй жизни быть низведенной до рабочей рутины — пусть целью будет игра!

Игра означает делать что-нибудь просто ради самого этого. Если ты наслаждаешься большим количеством вещей ради них самих, ты будешь более ЖИВЫМ.

**
Ты вдыхаешь, выдыхаешь — это риск. Даже в выдохе — кто знает, войдет ли вовнутрь следующее дыхание? Это не определенно, не гарантировано.

**
Жить опасно значит жить жизнь, как будто каждое мгновение — это окончание. Каждое мгновение внутреннюю ценность и ты не боишься.

**
Да, эго дает определенную защиту, но эта стена становится и твоей тюрьмой.

**
Утроба кажется последним, предельным словом в комфорте. Так комфортно — ни тревоги, ни проблем, ни необходимости работать. Сущее существование. И все автоматически поставляется — возникает потребность, и она немедленно удовлетворена. Не нужно даже беспокоиться о том, чтобы дышать, — мать дышит за ребенка. не нужно беспокоиться о еде — мать есть за ребенка.
Но хотел бы ты оставаться в утробе матери вечно? Это удобно, но это не жизнь. Жизнь всегда в дикий просторах. Жизнь всегда снаружи.

**
То, что ты делаешь в момент смерти, определяет то, каким будет твое рождение. Большинство людей умирает, цепляясь. Они не хотят умирать, и можно понять, почему они не хотят умирать. Только в момент смерти они осознают тот факт, что никогда не жили. Жизнь просто прошла, как сон, и вот пришла смерть. теперь больше нет времени жить — смерть стучится в двери. А когда было время жить, ты делал тысячу и одну глупую вещь, тратил время впустую, вместо того, чтобы жить.

**
Ты рождаешься точно таким, как умираешь. […]
Когда я начал расти, я стал осознавать прошлую жизнь и смерть и вспомнил, как легко я умер — не только легко, но и с энтузиазмом. Мне было интереснее познать неизвестное впереди, чем известное, которое я уже видел. Я никогда не оглядывался обратно. И это было путем всей моей жизни — никогда не оглядываться. не было смысла. Ты не можешь вернуться назад, так зачем тратить время? Я всегда смотрел вперед — и это сделало меня ясным, поэтому во мне не хватало тормозов, которые удерживают других людей от того, чтобы что-то делать.

**
Выбери новое — золото или нет, неважно. Что важно — это твой выбор: ты выбираешь учиться, ты выбираешь переживать, ты выбираешь идти во тьму. Мало-помалу твоя храбрость начинает функционировать.

**
Начни с простого упражнения. Всегда помни: где бы ни был выбор, выбери неизвестное, рискованное, опасное, незащищенное, и ты никогда не будешь в проиграше.

**
Очень легко думать о любви. Очень трудно любить. Очень легко любить весь мир. Настоящая трудность в том, чтобы любить реальное человеческое существо. Очень легко любить Бога или человечество. Настоящая проблема возникает, когда ты лицом к лицу сталкиваешься с реальным человеком. Столкнуться с ним лицом к лицу значит претерпеть великую перемену и принять великий вызов.

Он не будет твоим рабом, и ты не будешь его рабом. Вот где возникает настоящая проблема. Если ты будешь рабом или он будет рабом, проблемы нет. Проблема возникает, потому что никто не предназначен для роли раба — и никто не может быть рабом. Каждый остается свободным радикалом… все существо состоит из свободы. Человек есть свобода.

**
Я никогда не встречал человека, у которого не было бы трудностей в любви. Это как-то связано с любовью, с самим миром любви.

Сами отношения приводят тебя в такие ситуации, в которых возникают проблемы… и хорошо через них пройти.

На Востоке люди бежали, просто видя, что это трудно. Они стали отрицать любовь, отвергать любовь. Они лишили себя любви и назвали это не-привязанностью. Мало-помалу они омертвели. Любовь почти исчезла с Востока, осталась только медитация.

Медитация означает, что ты хорошо себя чувствуешь в одиночестве. Медитация означает, что ты связан только с самим собой. Твой круг замыкается на тебе самом, ты не выходишь из него. Конечно, девяносто девять процентов твоих проблем решены, ты будешь менее встревоженным.

На Западе случилось противоположное. Люди попытались найти счастье в любви и создали много проблем. Они потеряли всякий контакт с самим собой. Они далеко отошли от самих себя и не знают, как вернутся снова. Они не знают пути, они не знают, где их дом. Они чувствуют себя обессмысленными, бездомными и продолжают прилагать больше и больше усилий в любви, с этой женщиной, с этим мужчиной — любви гетеросексуальной, гомосексуальной, автосексуальной. Они пытаются изо всех сил, но чувствуют себя пустыми, потому что сама по себе любовь может дать тебе счастье, но в нем не будет молчания. А когда счастье без молчания, снова чего-то не хватает.

Когда ты счастлив без молчания, твое счастье подобно лихорадке, волнению… много шума из ничего. Это судорожное состояние создаст в тебе большое напряжение, и из него ничего не происходит, просто гонка, погоня. И однажды человек осознает, что все попытки были безосновательными, потому что он пытался найти другого, тогда как не нашел еще самого себя.

Оба эти верования потерпели поражение. Восток потерпел поражение, потому что испробовал медитацию без любви. Запад потерпел поражение, потому что испробовал любовь без медитации. Все мое усилие в том, чтобы дать вам синтез, целое — что значит медитация плюс любовь. Человек должен быть способным быть счастливым и один, и с людьми. Человек должен быть способным быть счастливым и внутри, и в отношениях. Человек должен построить прекрасный дом и внутри, и снаружи. У тебя должны быть и прекрасный сад, окружающий дом, и красивая спальня. Сад не против спальни; спальня не против сада.

Так медитация должна быть внутренним приютом, внутренним алтарем. Когда бы ты ни почувствовал, что мира с тебя достаточно, ты можешь войти в свой алтарь. Ты можешь принять ванну в своем внутреннем существе. ты можешь обновить себя. ты можешь выйти воскресшим; снова живой, свежий, молодой, обновленный… чтобы жить, чтобы быть. Но ты должен быть способным и любить людей.

**
Раскройся мало-помалу — не нужно совершать прыжков, которые тебе не по силам; иди постепенно, шаг за шагом.

**
[…] Это не вопрос денег, власти или престижа; это вопрос того, чтобы ты делал то, что тебе свойственно. делай это, независимо от результата, и твоя скука исчезнет. Наверное, ты следуешь идеям других, наверное, ты все делаешь «правильно», наверное. ты все делаешь как надо. Это фундамент в основании скуки.

Все человечество скучает, потому что человек, который мог бы быть мистиком — математик; человек, который мог бы быть математиком, — политик; человек, который мог бы быть поэтом, — бизнесмен. Каждый — кто-то другой; никто не там, где должен быть. Человек должен рисковать. Скука может исчезнуть в одно мгновение, если ты готов рискнуть.

**
Страх состоит из невежества о собственном «я».
[…]
Мулла Насреддин ехал на поезде. Пришел контролер и спросил билет. Мулла обыскал все карманы, чемоданы и сумки, но билет не нашелся. Он покрылся потом; ему становилось страшнее и страшнее. И контролер сказал:
— Господин, вы не поискали в одном из карманов. Почему бы вам в него не заглянуть?
Мулла Насреддин сказал:
— Пожалуйста, ничего не говорите об этом кармане. Это моя единственная надежда! Если я поищу в этом кармане, и балет не найдется, тогда его нет, вообще нет. Я не могу проверить этот карман. Не думайте, я поищу во всех остальных, но этот карман — моя безопасность, и я все еще надеюсь, что он может оказаться в этом кармане. Я преднамеренно обошел его стороной и не собираюсь его касаться. Найду я билет или нет, я не собираюсь смотреть в этот карман.

Такая же ситуация с эго. Ты в него не смотришь, это твоя единственная надежда: «Кто знает? Может быть…» Но если ты посмотришь, твое чувство реальности скажет, что его нет.

Ложное эго, которое ты создал, не заглядывая в него, постоянно смотря наружу, есть коренная причина страха. Ты будешь бояться любых состояний, в которых тебе придется смотреть в него. Ты будешь бояться красоты, потому что красота просто швыряет тебя вовнутрь. Прекрасный закат, все эти сияющие света и облака… — тебе будет страшно на него смотреть, потому что такая великая красота может отбросить тебя вовнутрь. Такая великая красота прекращает мышление: на мгновение ум в таком благословении, что забывает думать, прекращает вить и прясть. Внутренний разговор приходит к остановке, перерыву, и внезапно — ты внутри.

Люди боятся великой музыки, люди боятся великой поэзии, люди боятся глубокой близости. Их любовные романы — это просто игра «ударь и убеги». Они не идут глубоко в существо друг друга, потому что идти глубоко в существо друг друга страшно — потому что водоем существа другого отразит тебя. Если в этом водоеме, в этом зеркале существа другого ты не найдешь себя, если зеркало останется пустым, если оно ничего не отразит, что тогда?

Люди боятся любви.

**
— Почему я по-прежнему так боюсь обнажить себя?
— Кто не боится? Нагота себя создает великий страх. Это естественно ,потому что обнажить себя значит обнажить весь мусор, который ты носишь в уме, мусор который накапливается веками, многие, многие жизни. Обнажить себя значит обнажить свою слабость, свои ограничения, недостатки. Обнажить себя в конце концов значит обнажить свою уязвимость. Смерть… Обнажить себя значит обнажить свою пустоту.
[…]
Если ты можешь обнажить себя […] просто во всех твоих отношениях — именно это и есть санньяса. Это само-психоанализ. Это психоанализ двадцать четыре часа в сутки, день за днем. Это психоанализ всех возможных ситуаций: с женой, с другом, с родственником, с врагом, с незнакомцем, с начальником, со слугой. Двадцать четыре часа в сутки ты общаешься.

Если ты продолжаешь обнажать себя… Поначалу это будет действительно очень страшно, но вскоре ты начнешь набираться сил, потому что как только правда обнажена, она становится все сильнее, а неправда умирает. И по мере того, как правда становится сильнее, ты становишься все более укорененным, ты становишься все более центрированным. Ты начинаешь становиться индивидуальностью.
[…]
Только поначалу будет страшно. Поэтому нужен мастер, чтобы поначалу он мог держать тебя за руку, чтобы поначалу он мог тебя поддержать, чтобы поначалу ты мог сделать несколько шагов вместе с ним. Мастер не психоаналитик; он и это, и гораздо большее. Психоаналитик — профессионал; мастер — не профессионал. Помогать людям — не его профессия, это его призвание. Это его любовь, это его сострадание. И из своего сострадания он ведет тебя ровно столько, сколько тебе нужно. В то мгновение, когда он начинает чувствовать, что ты можешь продолжать один, его рука начинает выскальзывать из твоей. Тебе хочется продолжать цепляться, но он не может этого допустить.

Как только ты готов, храбр, дерзок, как только ты вкусил свободу обнажения своей реальности, ты можешь продолжать сам. Ты можешь быть светом самому себе.

И еще в книге есть пару медитаций: на страх пустоты, на растворение старых образцов страха, на доверие.