цитаты © Ватсьяяна «Кама сутра»

страница ОСОЗНАННОСТИ > цитатник > ЦИТАТЫ ИЗ КНИГ > © Ватсьяяна «Кама сутра»

Vatsyayana_Mallanaga__KamasutraСамое распространенное заблуждение — считать, что Камасутра — это журнал с картинками и позами. Это древний труд. Конечно же, не без любовных секретов и интимных подробностей, но с распространенным иллюстрированным вариантом он не имеет ничего общего (в книге Ника Дугласа и Пенни Слингера «Тайны пола» — и то больше картинок). Длинное предисловие переводчика (в принципе, не несущее особой смысловой нагрузки, скорее похоже на критику, рецензию), однако сам труд Ватсьяяны — достаточно увлекательное чтиво. Помимо непосредственных интимных секретов, также описан культурный уклад того времени. Читать познавательно и приятно.

© ilonashel

«Пусть каждый удовлетворяет то желание, которое он испытывает».

«Настолько лишь простирается действие наук, насколько слабо чувство в людях: когда же колесо страсти пришло в движение, то нет уже ни науки, ни порядка».

«Все дозволено во всякое время, ибо влечение не обращает внимания на порядок».

«Когда колеса страсти пришли в движение, то уже неизвестно, где место, где не место. При страстном соединении (ratisamyoge) не размышляют (ganana) и не следуют предписаниям… здесь действует лишь влечение (raga)».

«Объятая желанным удовольствием, она вновь и вновь ощущает особое чувство, и в этом чувстве рассудок ее удовлетворен».

«Но откуда же, если оба принадлежат к одинаковой породе и идут к одной цели, происходит различие в результатах? Так бывает от различия в способах и различия в помыслах. Как же это происходит? Различие в способах — от природы. Ибо мужчина действует, женщина принимает действия, Ведь по-одному совершает дело действующий, и по-другому — подчиняющаяся. И из-за этого природного различия в способах возникает различие в помыслах. Мужчина наслаждается с мыслью: „я охватывающий“, женщина — „я охвачена им“. Так учит Ватсьяяна».

«С женщиной следует обращаться так, чтобы она уже в начале ощутила страсть».

«Чувство, страсть, любовь, желание, влечение, порыв, одержимость — синонимы страсти. Любовное соединение, наслаждение, тайна, возлежание, ослепление — синонимы соития».

«Знатоки учения говорят, что существует четыре вида любви: от привычки, от воображения, а также от веры и от чувственных восприятий.
Та любовь, что возникает от слов и прочего и отличается привычными действиями, известна как „привычная“, наподобие охоты и других занятий.
Та любовь к непривычным ранее действиям, что рождается не от чувственных восприятий, но от намерения, бывает „воображаемой“. Ее следует видеть при аупариштаке с евнухами и женщинами и в различных действиях, как поцелуи и прочее.
Та же любовь, что вызвана иной любовью, когда говорят себе: „Это — тот, а не другой“, зовется знатоками учения „связанной с верой“.
Та любовь, что связана с чувственными восприятиями, — очевидна и утверждена в мире, ибо несет превосходные плоды; остальные же виды подчинены ей. Поразмыслив, согласно предписаниям, над этими видами любви, отмеченными в наставлениях, пусть каждый удовлетворяет то желание, которое он испытывает».

«Наставники говорят, что любовное соединение зовется шестидесятичетырехчастным, ибо изложено в шестидесяти четырех главах. Эта наука — в шестидесяти четырех частях. Или же оно шестидесятичетырехчастное потому, что искусств — шестьдесят четыре и совокупность их является частью любовного соединения. Некоторые говорят, что это название почтительно установлено жрецами из-за связи с десятью книгами ричей, названных здесь сходным образом, и из-за связи с Ианчалой. Последователи Бабхравьи учат, что существует по восемь различных видов в каждой из восьми групп — в объятиях, поцелуях, царапинах ногтями, укусах, возлежании, произнесении звука „сит“, подражании мужчине, аупариштаке — и восемь по восьми составляет шестьдесят четыре. Ватсьяяна же учит, что поскольку в каждой из восьми различных групп бывает меньше или больше разновидностей, нежели восемь, и удары, восклицания, мужские способы, особые наслаждения и прочее образуют здесь еще и другие группы, название „шестьдесят четыре“ употреблено лишь как привычный оборот, подобно „семилистному“ дереву и „пятицветному“ подношению».

«Для обнаружения признаков любви между двумя, еще не сходившимися, существует четыре вида объятий: „прикосновение“, „толкание“, „потирание“ и „сжимание“».

«Для поцелуев и нанесения царапин и укусов нет строгой последовательности, ибо к ним прибегают, будучи во власти влечения. Обычно они применяются перед любовным соединением, удары и звук „сит“ — во время любовного соединения — так учат некоторые. Ватсьяяна же учит, что все они применимы во всякое время, ибо влечение ни на что не обращает внимания».

«Даже во сне нельзя увидеть тех желаний и тех любовных уловок, которые во мгновенье возникают при совершении соития».

«Гонардия учит, что полное счастье бывает, когда достоинства соединены с наслаждениями. Ватсья-яма же учит, что счастье — от соответствия собственным желаниям».

«Состояний же любви — десять: любовный взгляд, привязанность в мыслях, рождение желания, бессонница, исхудание, отвращение к предметам восприятия, утрата стыда, безумие, потеря сознания и смерть — вот их признаки. Согласно наставникам, пусть по внешности и приметам он определит нрав, правдивость, чистоту, доступность и страстность молодой женщины. Ватсьяяна же учит, что поскольку внешность и приметы могут ввести в заблуждение, склонности женщины следует постигать по признакам поведения и выражению лица».

«Желание, что рождено природой, усилено действиями и благодаря рассудительности свободно от тревог, бывает прочным и постоянным».

«Огонь не насыщается дровами, океан — реками, бог смерти — всеми существами, прекрасноглазая — мужчинами».

«Как бы сознавая ограниченность возможностей собственного описания, Ватсьяяна подчеркивает, что явления, с которыми он имеет дело, поддаются строгому упорядочению лишь при определенном состоянии субъекта, что его рекомендации пригодны лишь при соблюдении «порядка», при размышлении и принципиально неприменимы к состоянию страстного возбуждения». (© А.Я. Сыркин)

«Ватсьяяну отличает глубокое понимание людских чувств и потребностей; его наставления исходят из той предпосылки, что счастье в любви невозможно, если удовлетворенной остается лишь одна сторона». (© А.Я. Сыркин)

«Согласно основной установке Ватсьяяны, составляющей смысл его труда, поведение человека в любви, как и в других сферах жизнедеятельности, должно основываться на следовании определенным этическим нормам и конкретным предписаниям, иначе говоря — на соответствующем образовании. Подобная установка как нельзя более актуальна — замалчивания и запреты, как свидетельствует опыт, не приносят здесь ничего, кроме вреда, и, более того, идут подчас об руку с подлинной моральной деградацией». (© А.Я. Сыркин)

«Ватсьяяна как бы подчеркивает значение общих интересов для любящих — не случайно связи, преследующие чисто физическое удовлетворение, он относит к наименее достойным». (© А.Я. Сыркин)