цитаты © Марина и Сергей Дяченко «Vita Nostra»

главная > страница ОСОЗНАННОСТИ > цитатник > ЦИТАТЫ ИЗ КНИГ > © Марина и Сергей Дяченко «Vita Nostra»

Marina_i_Sergej_Dyachenko__Vita_NostraСтранная книга. Не плохая, не мега-хорошая, но интересная. И именно странная. Заметно, что ее писали 2 человека: в начале достаточно красочное описание деталей приморского отдыха, потом переход совсем в другую тему, уже без таких детальных образов. Зато начинает очень-очень увлекать! Оторваться практически нереально, читается легко. Достаточно интересно. Что к концу — это пусть каждый на себе испытает. Мнения о книге в чем-то разбегаются, в чем-то сходны. Каждый из нее почерпывает что-то для себя. Пока это были у всех разные моменты.

© ilonashel

«У моря было время. И терпения морю не занимать».

«Если жизнь человека состоит из половины летнего дня двадцать четвертого июля – это все равно хорошая жизнь».

«Утро приносит облегчение».

«Ветер дальних странствий, неожиданные открытия – этого ведь тоже у путешествия не отнимешь».

«Вероятно, по Костиному внутреннему кодексу такое поведение не было достойно мужчины».

«– Самохина, раздайте товарищам книги.
Сашка, верная синдрому отличницы, встала прежде, чем удивилась».

«Наша наука не терпит малодушия и жестоко мстит за лень, за трусость, за малейшую попытку уклониться от полного овладения программой».

«– Разве вы можете требовать от нас… чтобы так уж настойчиво учились… если мы не хотим? – Лиза с трудом заставляла себя не срываться на писк.
– Можем, – легко согласился Портнов. – Когда ребенка учат ходить на горшок, никто не спрашивает его согласия, верно?»

«Все дело в том, какой случай считать несчастным, а какой – счастливым. А этого, ребята, вы знать никак не можете».

«Оксана была из тех, кого чужая исключительность, хоть самая крошечная, заставляет искать дружбы с ее носителем. Лиза была из тех, кто сам претендует на исключительность и оскорбляется, оказавшись во втором эшелоне».

«Слова не имели значения. Взгляд, интонация, голос – все эти тоненькие ниточки, направленные в космос антеннки сообщали окружающим о равнодушии или сочувствии, о спокойствии, нервозности, любви… Не слова. Но без слов было тяжелее».

«Она могла бы сказать: то, чему нас учат, на самом деле имеет смысл. Мы не знаем, какой. Но это не просто зубрежка, не только издевательство: смысл в этой каше проступает, как объемная картинка из ряби, но это не «лошадь» и тем более не «елка»: скорее всего, эту науку не опишешь одним словом. Или даже двумя словами. Возможно, вообще нет слов, чтобы описать эту науку… или процесс».

«Еще недавно она, наверное, что-то сказала бы секретарше. Обозначила бы свое присутствие простыми словами, похожими на габаритные огни: я здесь потому-то, затем-то, уйду тогда-то…
Долгое молчание, впервые нарушенное каких-нибудь полчаса назад, изменило ее характер серьезнее, чем можно было ожидать. Или дело не только в молчании?»

«Несколько раз слышала, с каким треском рвутся нитки, сшивающие привычный мир».

«– Мне кажется, что мы вообще перестанем быть людьми.
– А кем мы станем? Роботами?
– Кажется, все по-разному».

«Сашка рассказывала только правду, тщательно отделяя то, что может быть рассказано, от того, что следует утаить».

«Ее будто разобрали на части – а потом сложили снова, так что с первого взгляда кажется, будто все осталось по-прежнему».

«– Я стараюсь.
– Вы стараетесь наоборот».

«Наблюдатель влияет на наблюдаемый процесс».

«Любят не того, кто возбуждает, а того, за кого страшно…»

««Что значит имя? Роза пахнет розой, Хоть розой назови ее, хоть нет», иными словами, суть предмета не меняется от названия. Это житейское заблуждение вроде того, что Земля плоская. Называя предмет, давая ему имя, мы изменяем его. И одновременно мешаем изменяться. Имя – как рогатина, фиксирующая змею на дороге».

«Противоречивость какого-либо утверждения почти наверняка означает, что оно верно…»

«Тень балерины – уродец с крохотной головой и толстыми ногами… […] мой отец, который бросил маму с младенцем на руках – проекция великодушного и любящего мужчины, но вот – солнце садилось, и тень легла кривая…»

«Так бывает, когда жгут синтетическую ткань – из большого и нарядного платья получается крошечный комочек черной смолы, причем за считанные секунды…»

«Вы глагол в повелительном наклонении. Вы повеление».

«– Что такое глагол в сослагательном наклонении?
– Довольно редкая специализация… Все глаголы исключительно ценны, но сослагательное наклонение имеет свою специфику. В Речи это проектные конструкции, открывающие веер возможностей… […] Глаголы в сослагательном наклонении очень уязвимы. Эта их неопределенность…»

«Все уже есть на свете. Все самое лучшее и подходящее. И счастье. Самое простое, что может быть – схватить за хвост вот эту золотую амебу и изъявить ее правильно и четко, без искажений».

«Счастье – то, что чувствует любой человек, совпавший со своим предназначением».

«И у каждого в мире есть шанс встретить того, кого он сам когда-то произнес вслух…»

«Страх – проекция опасности, истинной или мнимой».

«Жить – значит быть уязвимым. Любить – значит бояться. А кто не боится – тот спокоен, как удав, и не может любить».

«Ты уже бабочка, но пытаешься ползти. Вспоминаешь, как была гусеницей…»

«За грань выводит только сильный стимул. Мотивация».