о нормальности

388831_494879283906018_2030984258_n
Знаете, где я была? На зимних каникулах! Помните, как в школе, — когда ты наконец никому ничего не должен. Ну, кроме списка литературы. Так вот была я там целых две недели. И три дня. Правда, на то, чтобы угомонить себя на эти каникулы, у меня ушли те самые три дня (которые мы еще должны — ну, чтобы в-новый-без-долгов) да еще два новогодних (которые мы тоже должны — ну, чтобы не-спать-же-в-новогоднюю-ночь). Зато со второго числа…

Знаете чем занималась? Помимо собственно каникул и даже литературы, исследовала свой режим сна. Я, конечно, несколько лет этим периодически занималась: зимой и летом, в солнце и в дождь, в смену настроений и в стабильные биоритмы, — но все никак не могла подвести итоги эксперимента. И вдруг случилось.

И знаете, что? Оказалось, что я не нормальная. Можно так и записать. Куда-нибудь обязательно в справку. Вот, биологически не могу я иметь нормальный-режим-сна. По крайней мере, зимой. С того момента, когда в безжалостном ноябре погода окончательно превращается в какую-то беспробудную серую срань, мой организм безапелляционно впадает в такую же беспробудную дневную спячку (если только внезапное посреди зимы солнце не будит прямо в глаз). При этом замечательно функционирует, когда темно. Видимо, протест у меня такой: потому что 50 оттенков серого, когда это про светлое время суток, — это не романтично.

В общем, я мучилась. Ну, потому что обязательно надо нормально питаться, спать и… быть. «Я видел по телевизору» (с) Даже зная, что мама еще в детстве не могла уложить меня спать, как-всех-нормальных-детей, эхом за ней, я пыталась перестроить себя на «нормальность». Пока не начала элементарно замерять время и производительность своих действий. И выяснила, что в «нормальном режиме» я на 90% неэффективна ни в состоянии бодрствования (причем корень «бодр-» в этом случае становится неуместен), ни во время сна. А в своем режиме — наоборот, мой КПД повышается до тех же 90%. Точка.