Псевдо-бдсм, берущий истоки у игры в «дочки-матери». И о зрелости

games
Сначала все мы дети, а потом, как бы в отместку, начинаем над кем-то быть родителем, а ближе к склону жизни устаем и снова «падаем» в «детей», привязывая к себе «родителя», который теперь «должен»… А на протяжении жизни происходит это не обязательно с родственниками — с любыми близкими и не очень людьми.
**

Почему дети играют в «дочки матери»? Не трансформация ли это недовольства, что тобой кто-то управляет, — таким образом ты тоже как бы кем-то управляешь? Да, мальчики не играют, они идут кого-то бить, высвобождая это недовольство, и отстаивая свою доминантную позицию. А вот девочкам негоже драться, правда же? Поэтому они берут куклу — и от всей своей детской души, у кого что накопилось. Да, по-ходу они учатся и заботиться о ком-то/чем-то, но я считаю, что первична, все же, — реализация права доминировать и управлять (пока не своей жизнью, так существованием куклы).

Смотрим на людей выросших. Когда мы (по любым неосознанным причинам) отдаем кому-то право себя поучать (не именно УЧИТЬ тому, чему мы захотели научиться и пришли к человеку, а ПОУЧАТЬ), на выходе имеем два варианта: 1 — просто затыкаемся и катимся, куда катят, вечно ропща на жизнь; 2 — потом находим жертву, чтобы отыграться. Так, вместо индивидуального взаимодействия в РАЗНЫХ ролях с РАЗНЫМИ людьми, которые появляются в жизни, мы либо всегда в беспросветном страдании, либо каждого стремимся поучить и воспитать (а чаще все вкучу). На чем, понятно, отношения и загибаются, быстро ли, медленно ли. Такая себе игра, кто из нас будет «родителем». Кто кого за-/от-доминирует. На каждого «родителя»* найдется и «жертва»**.

Для ясности:
* Под «родителем» (или «воспитателем») рассматриваем любого человека (с наличием биологических детей и без оных), который любит кого-то поучать, воспитывать, все время рассказывать, что второму делать, тем самым позиционируя себя сверху партнера (не важно, близкий ли это для него человек, биологический ли ребенок или родитель, муж/жена, просто знакомые, друзья и пр. — любые отношения). Он при любом удобном случае берет за другого ответственность. Точнее, псевдо-ответственность. Потому что реальная ответственность стремнА :) и тот еще геморрой (для человека не зрелого).
** Под «жертвой» (или «ребенком») подразумеваем человека с инфантильными формами поведения, который не осознает сам своих желаний, не заботится о своих интересах, считает, что сам ничего сделать не может, ни с чем не справится, так и норовит отдать себя в чьи-то владения, чтобы его куда-то пнули, рассказали, что делать, все время находится в поиске кого-то, на кого бы водрузить за себя ответственность. Ибо упахался. Точнее, устал от бессмысленной для себя деятельности или стремлений — из-за все того же непонимания, куда и зачем он движется по жизни.

«Взрослый» (или человек зрелый) — тот, кто ориентируется в своих желаниях и стремлениях, никому не пытается их доказать или отвоевать свое право на свободу, не подгребает никого под свое покровительство и не пытается сдаться кому-то в рабство. Кроме случаев, когда того требуют отдельные жизненные обстоятельства (основанные на его же интересах). Акцентирую — ОТДЕЛЬНЫЕ обстоятельства и СВОИ ИНТЕРЕСЫ, а не привычная и железобетонная форма поведения и взаимодействий по жизни. К тому же, взяв на себя ситуативно одну роль (будь то роль «ребенка» или «родителя»), после ее окончания, не бежит невротично отыгрываться на другом в противоположной. «Взрослый» — это осознанный человек, понимающий, что, так или иначе, он всегда принимает решения сам (так всегда было — как бы ни думалось раньше, есть — как бы это ни казалось внешне, и будет), и ответственность за них — тоже.

Но о последнем — ближе к концу, а сейчас — подробнее через уже описанный в психологии сценарий «родитель-ребенок», и быстро полюбившуюся в массах игру «псевдо-бдсм». Для того, чтобы отыскать примеры этих метафор, можно просто оглянуться вокруг: все кого-то чему-то поучают — а вторые с распахнутыми ли ртами или зажмуренными глазами, не проверяя, впитывают это, как истину вселенскую; или кто-то кого-то пихает — и тот катится, или бежит, или ползет, но в заданном из-вне направлении; или кто-то командует — а кто-то покорно, терпеливо выполняет роль раба. Профессиональную сферу не рассматриваем, потому что у нас нынче не рабовладельческий строй: все-таки на собеседовании мы делаем выбор и соглашаемся поиграть в рамках той или иной компании в «начальника» и «подчиненного» за ту или иную плату. Это предварительная осознанная(!) обоюдная договоренность. Поэтому смотрим те отношения, где предварительной взаимной договоренности, что кто-то кого-то будет безбожно дрючить и чихвостить, ну или достаточно толерантно, но все-таки пинать и прогибать, изначально не было, но так сложилоСЬ.

Причем тема полезна на подумать не только «нижним», но и «верхним»: неосознанное(!) *** подчинение себя власти другому, как и неосознанное(!) взятие за кого-то ответственности, чревато для обоих.

*** Под «неосознанным» я имею в виду состояние, когда человек не знает, зачем он это делает. Т.е. да, он понимает, что так как-то получается: «Ну, так уж мы живем/взаимодействуем, а как?», «А что ж, он сам не знает как жить, так я ему и рассказываю!» и пр., но зачем?.. Напротив, «осознанно» — это когда ты понимаешь, какую роль и ЗАЧЕМ играешь: по-сути, какой именно твой интерес в этой роли конкретно в этих отношениях и — тоже важно — можешь ли ты в других играть другую роль, в каких, какую.

Теперь немного о жертвенности.

Как только ты выбираешь себе «родителя», все — ты уже хочешь быть слабым. А точнее — сначала ты где-то не проявился на полную, в результате чего почувствовал себя слабым, и уже потом, смирившись с этой ролью (по-сути, «жертвы»), идешь на поиски «родителя», обязательно сильного (ну кто-то же тебя, слабого, должен теперь сильно и качественно защищать, оберегать, опекать и пр).

Ощущение слабости/жертвенности порождается в неудаче. В которой ты не смог увидеть другие варианты, пути выхода или решения. Концептуально другие (изменение не только стратегии или тактики, но и направления прикладываемых усилий). «Не могу? Не могу… А, ладно, тогда я слаб, и ничего не могу сделать». Все, программа «жертва» запустилась.

Как распознать жертвенность — слезы. Слезы (подавленные тоже) — это симптом отчаяния, а отчаяние — это смирение, что ты уже не можешь, не влияешь. Нет, бывают моменты, когда ты объективно не влияешь, например, смерть никак не повернешь вспять, а все остальное — относительно.

Но программа «жертва» найдет еще тыщу примеров, чего ты не можешь. При этом, она может работать как непрерывно с раннего детства, так и включаться ситуативно. Не важно. Это — момент, в котором ты или захотел кого-то возвысить («Вот ОН сильный, а я…»), или когда перерасходовал ресурсы, и хочется «наконец отдохнуть, и пусть другой все решает», когда уповаешь — на бога ли, чудо ли, сидишь и ждешь, терпишь и пр. Все, в этот момент ты — «жертва», «ребенок», ожидающий спасения. Жить-то дальше как-то надо, поэтому «ребенок-жертва» находит себе «родителя» («спасителя», который все порешает, или «преследователя» = «агрессора», который пнет куда нужно), так и жаждущего выразить себя именно этим образом.

Такие ищущие друг друга «жертвы» и «родители» нашли развлечение и какую-никакую реализацию в набирающей нынче популярность около-бдсм культуре. В самом БДСМ мало кто разбирается (хоть бы правила в интернете почитали, в реальные-то приключения такого типа куда пускаться — страшно!), но сколько норовят найти себе «доминанта» или «сабмиссива». Колбасятся, но потиху развиваются. «Мыши плакали, кололись, но продолжали жрать кактус» (с). «Родителям» есть кого повоспитывать, а эти «кого повоспитывать» и рады себя вручить. Только пока это псевдо- и около-бдсм, то ни так называемый «доминант» не получает тотального удовлетворения, а просто крутится в своем неврозе, ни «саб» не испытывает удовольствия (ну потому что «дом» все время делает что-то в своих и только целях). В реальной культуре БДСМ (до которой еще психологически дорасти надо, потому что играть может тот, кто знает роли и осознает свои интересы) это все-таки другая форма отношений. На массовом же масштабе происходит шопопало.

Но даже псевдо-бдсм полезен :) Чем? А «жертву» таки доводят до состояния, когда ей уже просто «ф-ф-фатит» (анекдот про ежика), и она начинает созревать во взрослого человека, самостоятельно соображающего, чего ему хочется, как себя вести, кому подчиняться, а когда управлять. А «доминанты-родители», отпи^див кого-то до полусмерти, и так и не получив вменяемого послушного раба, наконец понимают, что власть — это, в первую очередь ответственность. Что влиять и пи^дить наотмашь — это не одинаковые формы управления. Что власть — она направлена на удовлетворение (о, сюрприз!) не своих только интересов, а потребностей «саба», а точнее, при гармоничном удачном взаимодействии, — на реализацию общих желаний и целей. В достижении которых — вы команда, а значит, у каждого своя роль и своя — да-да, снова это слово, без него никак в ролевых играх :) — ответственность.

Ну и, зацепившись за последнее понятие и вспомнив, да хотя бы из своей жизни, пару-тройку отношений, можно себе представить, насколько «готовы» к ответственности, например, все те бьющие себя в грудь «доминанты», которые к отношениям-то (любым!) толком не готовы. У которых в арсенале не понимание целей и инструменты влияния, а только ассортимент ударно-фиксирующих средств и раздутые от важности щеки, а в случае промаха — отмазки, с виду весьма убедительные, даже для них самих.

Однако и настоящий (он же — осознанный) саб тоже несет ответственность. Он не может себе позволить сказать: «А, дом, теперь ты главный, все заботы — на твои плечи, а я тут потуплю, и если что-то пойдет не так, и мне станет плохо, я ничего тебе не скажу, а ты телепатируй, ты же всемогущ!» Это, пардон за тавтологию, но для пущей ясности, — перекладывание ответственности. Равно, как и со стороны «дома»: «Какой-то ты непослушный раб, а ну-ка — будь послушен… расслабься… Расслабься, я сказал! Ты какой-то напряжный раб…»

В общем, игры «дочки-матери» и «отцы и дети» немного смешались, и теперь кто кого передоминирует, и кто на кого сгрузит ответственность. И называем мы это бдсм. Я пишу это с строчными, потому что, напомню, речь идет именно об около-бдсм культуре, в реальную — всем тем, кто не готов к ответственности, стремно и погружаться! Но Э.Л. Джеймс («50 оттенков серого») нам сказала, что можно поиграться, так понарошку… И все не реализованные «родители» и все заблудшие «дети» обрадовались и кинулись в пучину. Хорошо тем, кто находит в ней для себя развитие, и перерастает эти роли. А их все же стоит перерасти.

Потому что покуда человек пытается во всех узреть «родителя», и покуда другой пытается для всех им стать, ни тот, ни другой истинно ВЗРОСЛЫМ человеком не является. Взрослый человек — это тот, кто самостоятельно принимает решение за свою жизнь, понимает чего он хочет, и не пытается насильно перестроить жизнь человека близнаходящегося. Если он хочет побыть ребенком — он устраивает себе отпуск, нанимает все того же БДСМ-специалиста для пары-другой сессий, едет к бабушкам топтать пирожки за обе щеки и пр. А тот, кто хочет повоспитывать — заводит своих детей, учеников, нанимается на руководящие должности, ну или туда же — в БДСМ-комнату, тоже ситуативно. Взрослый, зрелый человек — четко отслеживает смену ролей, и ни в одну не заигрывается до умопомрачения (своего или чужого). А когда заигрывается, то понимает — что-то пошло не так. Боль тому хороший показатель. Если больно — что-то уже не так. (Речь сейчас не о садизме и мазохизме, как подвиде БДСМ-развлечений. Я о душевной боли. Физиологическое же удовольствие от болевых ощущений доставляют вырабатываемые в организме для ее блокировки эндорфины, которые вызывают эйфорию. Тут уж «кто как хочет…» ради удовольствия, и это отдельная тема).

С чего же начать взрослеть?
А вот хотя бы с понимания, что все — АБСОЛЮТНО ВСЕ — решения в своей жизни ты принял сам (понимал ты это или нет в тот момент): на этапе проблемы, до нее, вне ее, под давлением, с ограниченным количеством опций, ни одна из которых не нравилась, терпеть или менять, продаваться, отдаваться, сдаваться в аренду или дарить себя кому-то или чему-то, выбирать или не выбирать самостоятельно в конкретной ситуации — решаем всегда мы сами. Не верится? Вспомнилась история моего друга, он тоже возражал против такой постановки вопроса о самостоятельном выборе: «Вот, — говорит, — мне в детстве отец сказал: «Или ты делаешь вот это, или ты мне не сын» (имея в виду, что тот может идти из дому к чертям или еще куда). И как, — спрашивает, — какой же тут выбор?» — «Да самый настоящий, он как раз дал тебе выбор: или ты его слушаешься, или уходишь из дому. Но, естественно, как любой адекватный человек, пусть и еще маленький, ты понимал, что разумнее остаться дома и слушаться, чем бомжевать на улице. Кто-то мог бы и по-другому решить. Он не сказал — слушайся и все, он даже ВЫБОР тебе дал. Ну, вот такой скудный выбор, да. Но он был. И ты его сделал».