‪#‎яНеБоюсьСказати‬ или Who is жертва

speak
Лента фейсбука донесла и до меня хэштэг #яНеБоюсьСказати, и я вспомнила свой прошлогодний пост (ссылка в конце).

Я в ПРИНЦИПЕ — ЗА то, чтобы ГОВОРИТЬ, поэтому я скорее за этот флешмоб. И он навел меня на размышления и осознания. И я понимаю, что он несет социальную миссию именно в аспекте поднятой тематики — сексуального и физического насилия. Но, как говорится, «есть один нюанс» — смотреть на проблему насилия шире, глубже, метафоричнее. Я бы поднимала тему (собственно, я ее и поднимала год назад) говорить вообще о боли, о негативных переживаниях и эмоциях — наравне с позитивными.

Но мир любит истории, и вот моя. Под тэгом #SoWhatDoYouDare

Год назад меня прорвало. Боль, накапливаемая годами, переполнила все возможные внутренние мои сосуды и выплеснулась наружу. Словами. Беспардонно. Прямо сюда, в фейсбук. Были припадошные посты. Кто-то недоумевал, что произошло. Кто-то молча осуждал за загрязнение няшно-позитивного сетевого пространства. Кто-то переставал читать: отписывался (эмоции, что поделаешь) или сдержанно игнорил (не актуально, бывает). Кто-то пытался назидательно помочь советом (бесполезно советовать кричащему, ему можно только дать выкричаться). Кто-то сопереживал, сушил рубахи от моих слез и ждал, когда меня попустит. Что произошло потом за этот год?

Я продолжала (правда, все менее и менее припадошно) выражать свои чувства и эмоции и в сети, и напрямую тем людям, кого они касались (и даже кого не касались), и самой себе. Я заметила интересный момент:

1) То, что замалчиваешь, — интимно. Ты так и будешь продолжать холить и лелеять свое жертвоприношение, оставляя его только себе, как нечто сокровенное. «О чем мы молчим»… Это романтично, в конце концов. А будучи выставленным напоказ, оно теряет для тебя сакральность и приобретает более реалистичные очертания. И, волей-неволей, начинаешь задумываться, а стоит ли так обсасывать и обжевывать, если уже прошло… Я увидела в этом отличный терапевтический эффект.

Сначала хотела вылить все свои истории в Сеть, но так увлеклась тех.вопросом писательства, что сами истории так и остались почивать в черновиках эверноута. (Чего уж там, не без мысли «да кому они нафиг нужны»). Но — что меня сначала удивило — с тех пор, как я выдала свой первый вопль, они прекратили появляться. Подобные истории в моей жизни. Мир как бы увидел, что я наконец реагирую на проблему (а не мученически «несу свой крест») и перестал подкидывать «материал» (или я сама перестала подгребать этот «материал» в очередное доказательство убеждения «как мне не везет»). И я отметила правило номер два:

2) Если заявляешь о чем-то открыто — ты смотришь проблеме в лицо, а значит — делаешь шаг навстречу ее решению. Ты просто не можешь уже сделать вид, что она была не замечена. Даже для самого себя.

На тот момент я очень устала от боли. Боль и была моей проблемой. Душевная. Глубочайшая. Вечная, казалось. Как сказала когда-то астролог: «Твоя душа научилась страдать». О-о, черт побери, да! И моей душе просто необходимо было понять, как (и главное — зачем) перестать страдать. Но я не знала, что это было только начало, что самое сложное ждало меня впереди.

Старт был именно тогда, когда я начала признаваться себе и другим, что мне больно. Что я пережила ху*ву тучу «насилия со стороны жизни» — так можно интерпретировать то, что со мной случалоСЬ (потому что, по сути, все, пришедшее из-вне, что не соответствует желаниям, можно считать насилием). От одних только криков, конечно же, вдруг мне не стало лучше, боль не уходила. На «лечение» ушел еще год (впрочем, почему в кавычках). И я усвоила правило номер три:

3) Если решил что-то изменить, будь готов, что на время станет еще хуже. (Это к вопросу, почему не хочется обычно что-то менять. Потому что «взялся за гуж» — будь готов к пи*децу).

Итак, мое агрессивное рычание отпугивало новые истории. Но осталась одна, последняя (в этом цикле). Незаконченная. Она-то и аккумулировала в себе всю мою боль. Как будто объем и интенсивность боли за всю мою предыдущую часть жизни уместилась в один год, в одну историю. Она подкреплялась параллельно другими — и все они доводили меня до опустошения. Но эта была лейтмотивом. Я не жила, практически, больше ничем. Я жила ею. И я прожила ее до остатка. До дна (о, я думала то было дно…). До ослепления. До сумасшествия. До унижения. До отдавания себя в неизвестность и выворачивания наружу. До отчаяния. До смирения. До СЕБЯ. Она довела меня до предела.

И на пределе своей боли (а случился он только к концу этого пи*децового пикового года) я узнала, зачем она была в моей жизни. Чтобы я поняла: боли я больше не хочу. Настолько, что я готова не уповать на «все будет хорошо», а сама что-то для этого делать. Сразу. Не терпеть.

И дальше, вспоминая книгу киевского психолога, психотерапевта, писателя Станислава Хохеля «Ступени сознания» (с которой, к слову, и началось в отрочестве мое духовное развитие) хочется поразмышлять над природой жертвенничества и насилия. Кстати, под этим же хэштегом есть и интересные посты, разворачивающие тему в сторону сексуальных практик. Хохель же выделил 5 уровней насилия, причем только один из них — последний — физическое насилие, до этого мы вполне справляемся при помощи слов. Писал он также и о сценарном треугольнике «жертва — спасатель — преследователь», и о движении человека внутри этого треугольника по разным ролям. И другие учения вспоминаются, которые объясняют роль жертвы как пассивную, а значит, принятие активной позиции — как выход из кругов ада. Но я остановлю себя сейчас: кто захочет — прочитает, подумает, обратится к психологу или другим источникам по теме.

Возвращаясь к теме эмоций и плавно переходя к своему репосту:

4) Негативные эмоции, на которые не обращаешь внимания, разъедают. Тихо и незаметно.

Разговоры о физическом и сексуальном насилии вызывают больший резонанс, потому что оно заметнее, оно чревато телесными повреждениями, неожиданным продолжением рода или физической смертью. Психологическую боль не видно: нацепил улыбку или похер-фейс — и как живой. А есть боль, агрессия, грусть, страх, тревога… и еще много разных чувств и эмоций, которые разъедают нас изнутри. И именно НЕ ВЫВЕДЕНИЕ их наружу, даже в элементарном проговаривании, усугубляет травму. Ты иногда не можешь даже признаться себе в том, что больно. «Так должно быть», «все терпят», «это нормально» и пр. Ну, пардон, каждый сам и устанавливает свое собственное «нормально».

А эмоции можно и нужно уметь выводить (и уже только потом учиться ими управлять — привет широко использованной фразе «контроль эмоций»). Пока не умеешь волшебной палочкой — топором. Это метафора не «добра» и «зла», а филигранности форм выведения эмоций и — напротив — примитивности таковых, например, элементарным криком наружу. Хотя и не обязательно на весь фейсбук многотысячной аудитории, можно кому-то, где-то, да хотя бы себе.

Просто ПРИЗНАТЬСЯ СЕБЕ, ЧТО ПРОБЛЕМА ЕСТЬ. Потому что открытая, сформулированная идентификация проблемы — это уже первый шаг к ее решению.

Один вопрос — что случилось с тобой однажды, и совсем другой — повторилось ли оно, или что сделал ты, чтобы это больше не произошло.

Собственно, обещанный прошлогодний пост:
Мы невротизируем себя и окружающих своими позитивными постами в соц. сетях