on the edge

freedom
СВОБОДА… Тебе никогда не казалось, что самые страждущие свободы — это самые безнадежные пленники? Себя же. А те, кто готов отдаться тотально, говорят, получают весь мир к ногам…. Но я не знаю. Отдаться? Человеку? Чувствам? Служению? Людям? Боли? Наслаждению? Телу? Влечению? Переживаниям?..

Знаешь, мне кажутся пока самыми свободными людьми — путешественники, кочевники, экстремалы — те, кто ищет максимальных переживаний — те, кому нечего терять, или даже наоборот — те, кто теряет себя или свою жизнь раз в месяц, или неделю, или день… Когда сердце вот-вот выпрыгнет от страха, но потом — фух! ты еще жив. Ты, несмотря ни на что, все еще жив… Вспоминаются всегда только такие моменты. Готовность терять, стать на границу, на барьер, рискнуть всем, жизнью — наверное, в этом свобода… Но ведь правда — беспроигрышный вариант: when the tides are high, у тебя есть два выхода — пережить пик (после чего ты испытаешь наивысшее наслаждение) или умереть (когда тебе уже будет по барабану)… Не знаю. Мне пока еще больно терять. А боль со свободой как-то не шьется у меня… Да и зачем терять, если нет критичной точки?.. Почему нужно терять, когда еще не дошел до пика, а когда только нашел… Может, потому что люди, зачастую, и понимают, что любят, только когда теряют. Хотя говорят, некоторые любят, когда находят…
[…]