Drama night или Как пережить эту ночь

Началась моя сегодняшняя ночь с того, что я задалась вопросом, что делать? Размышляла, писала, и тут я прервалась на один разговор, в ходе которого я опять начала думать, что со мной что-то «не так». Но знаете, если каждый раз принимать на себя такую очередь (что это именно с тобой что-то «не так», а не у другого своя ферма тараканов), то можно сойти с ума. Не сразу, скорее всего, но шансы велики. Со мной подобное состояние случилось в последний раз два месяца назад, и вот, получив опять сейчас, я насторожилась.

А вообще мне было больно:

=======================
Пиздоватое состояние. Энергии много внутри. Рвет к кому-то бежать, непонятно, к кому, что-то делать, непонятно, что… Пробовала идти от бездействия, прет писать. Все говорит о том, что нужно писать. Книги, статьи. Говорят, хорошо пишу. Мне нравится. Нужен ли кому-то мой опыт? Говорят, нужен. Но как бы там ни было — я сама я в себе это просто уже не выдерживаю. Хочется иногда сказать себе: та ладно, все колбасятся, кому это надо. Но, все, по сути, чему я училась всю жизнь (ну, добрую ее половину) — это находить наиболее гармоничные выходы их этой колбасы. И ведь находила же… Почему бы не поделиться этим опытом — и мне станет легче, и людям, гляди, на пользу пойдет.

Писать. Чем я так или иначе занимаюсь всегда — когда хорошо, и когда плохо, когда есть все, что хочу (господи, я это написала? Такое хоть когда-то было? Наверное, да, если рука поднялась это написать), когда есть деньги или нет, когда занимаюсь еще чем-то или нет, когда влюблена и когда разочарована, когда отдыхаю, работаю, радуюсь, грущу — ВСЕГДА. Я пишу. Не знаю, писатель ли я по профессии (заносило в разные), призванию и чем это может обернуться, но я писатель по своей сути — я все время что-то пишу: всегда и всем, везде и обо всем… Подругам и мужчинам (о! они-то знают! ;))), себе, в блоге, «в стол»… Сколько черновиков и «дневников» валяется в закромах этого родного и успокаивающего ноутбука.

О чем писать? О чем я думаю, думала, и буду думать. Поиски ответов на вопросы, которые интересуют. Благо, они никогда не заканчиваются. Вопросы. И, благо, ответы таки находятся. Буквы бы не закончились. Чернило еще могло бы, бумага, но не бескрайние просторы электронного полотна. Ура. Как же я люблю буквы. Начинать выводить слова в новой тетради «вкусной» ручкой (это когда сочетание толщины стержня и плотности чернила в нем идеально соответствует качеству бумаги для приятного плавного нанесения букв). Клацанием по клавиатуре, переносить текст из мыслей прямиком на белое полотно электронного формата. Кстати, запятые do matter!

Видимо, вот это и есть то ощущение, когда жизнь фиксирует тебя (да-да, в прямом бдсм-ном смысле ))))), и нагибает, когда ты понимаешь, что ничего другого не остается. Кроме как писать.

Вот сейчас — хотя бы пару сотен слов — и уже спокойнее. И руки разогрелись об клавиатуру. И легче дышать. И спокойнее внутри. Писать.

[отвлеклась на звонок]

Ну вот, и еще один «герой моего романа» — поддал. Идей, о чем еще мне писать. Вкусности вкусностями, опыт опытом, но…

Боль. Вот, что я забыла. А стоит делиться не только опытом (позитивным, полезным или не очень). Стоит делиться болью. Не всем, уверена, дано перенести такое, но, полагаю, бывает некоторым еще хуже. Меня постоянно сопровождает душевная боль. Когда-то астролог мне сказала, что моя душа научилась страдать в прошлых жизнях, хорошо усвоила этот опыт, и даже сама себе ищет напряжение, иначе было бы скучно. Так что, можно сказать, что я — специалист по страданиям. Самое странное, я не ощущала права писать просто о боли, как она есть. Хочется сразу найти ответ, откуда она, в чем ее причина, как ее убрать. А ответа нет. Как и нет понимания ее природы. Есть просто боль. Как ее изобразить, как описать, какими красками? Каким звуком? Какими словами? Вас выворачивали когда-нибудь наизнанку? Физически. Нет, уверена. У меня ощущение, что я уже сотни (или тысячи?) раз выворачивалась… Когда кажется, что ты один. Когда ты должен переживать это самостоятельно. Все тебя поучают чему-то, но НИКТО… — слышите? — никто не знает, что твориться внутри. Наверное, так кислота разъедает кожу, наверное, так огонь жжет плоть, наверное, так вонзаются тысячи прутьев в грудь.

Я боялась писать о боли, потому что боялась показаться слабой. Перед кем? Да, есть десятки таких людей. Но…. вынести столько боли и сохранять при этом хоть какие-то остатки трезвости, что нужно завтра таки открыть глаза… Что это всего-навсего эмоция здесь-и-сейчас, и она обязательно пройдет (потому что так было всегда!). Что надо просто пережить эту ночь. Это слабость? Ну, осмельтесь так подумать.

Даже сейчас, как бы ни было больно, остатки осознанности подсказывают, что это всего навсего эмоция, что она пройдет. Но эти качели… Это как периоды обострения и ремиссии: во втором ты бодр, весел, и способен коммуницировать с людьми, в первом — ты черная дыра, от которой все шарахаются, а тебя крутит, завязывая в замозатягивающийся узел, который бесконечно сжимается.

И — да, об этом стоит писать! О боли. Самые примитивные психотерапевтические методики советуют излить. Возможно, кто-то находит в этом освобождение… Делиться. Выливать. Да и читать, когда другие описывают похожую ситуацию — как минимум, всегда успокаивало.

…Так что там про красивые картинки и жизнеутверждающие фото? Мы не хотим чтобы нас видели грустными, недовольными происходящим, с опухшими, заплаканными глазами. Мы хотим быть красивыми и успешными. Как минимум в глазах тех, кто читает новостную ленту. Я уверена, что если и существуют люди, счастливые своей жизнью, то они вряд ли постят свои довольные лица в соц.сетях. А что есть здесь, за кулисами, так сказать? Боль. Жить здесь и сейчас? Сейчас — 7.07.15 в 4 утра — в моей жизни боль. Вот она — на уровне 4-5 пары ребер, посредине грудной клетки — ерзает, распирает.

=======================

И это потом наступило утро, и мне было дивом хорошо. Хотя проснулась я с паршивым осадком: «а что вчера произошло?» Тут же вспомнила, и поняла, что нет, так больше не будет. Да, вчера было очень плохо. Но греет всегда одна мысль: это ситуативная эмоция, и она всегда проходит. И из нее можно выйти самостоятельно. Можно медитировать, дышать. Можно просто чем-то заняться или просто лечь спать. Иногда, правда, хрен заснешь — тогда чем-то заняться. Чем — ну см. выше. Я писала. Не обязательно в блоге или в «дневнике», можно подруге. Они умеют поднять настроение и подобрать слова. Они иногда помогают пережить такую ночь. Иногда их нет, и приходится самостоятельно. Я думаю, что если такое повторяется, то нужно — обязательно нужно — найти для себя такую палочку-спасалочку — занятие, которое точно займет время, пока ты не вырубишься в сон тупо от физической усталости или не переключишься на другие жизненные приоритеты. Завтра будет лучше. Хотя нет… Это в этот раз так получилось. В прошлый раз «завтра» с самого утра обушилось (почему-то на тело) таким грузом, треском и не меньшей болью, что я думала, не поднимусь с постели больше никогда. Я понимала, опять таки, каким-то спасающем краем мозга, что встать все равно придется, что сдохнуть еще рано. Я пошла на маникюр. «Manicure — деньги лечат» (с). Можно придумать еще что-то.

Но придумать что-то надо. Мы — сами себе Мюнгхаузен, как бы ни хотелось получить спасающую руку помщи.

«Самое темное время суток — перед рассветом. Это все, что нам нужно знать, когда очень больно». (Тамрико Шоли) — Я читала историю про девушку-наркоманку, про девушку-инвалида, про девушку, которая умирала от рака… И я думала о том, что люди поднимаются из такого дерьма или не поднимаются, а я тут со своими «соплями». Но это была уже следующая ночь, боли не было уже, и все казалось проще, и раздутым. Но я хорошо помню все эти ощущения, когда всю тебя скорючивает, сжимает в точку, которая постепенно исчезает, и когда после бесконечной пропасти дно оказывается безысходным. И к тому же, ведь никогда не успокаивает то, что кому-то может быть еще хуже. Когда болит ТВОЯ рана — то ТЕБЕ больно, очень. И ты на своем собственном дне. И тебя не успокаивает боль другого. Тебя успокоит только отсутствие твоей боли. Но как рассказала та же героиня этой истории — она и до сих пор лечится, потому что всегда есть риск. Наверное, риск твоей боли у всех остается всегда. Остается лечиться. Точнее учиться. Учиться справляться с ней как можно быстрее.